Русские 300 спартанцев
500 русских против 40.000 персов или история об отряде полковника Карягина
url-адрес добавить в Закладки

Автор статьи: Дмитрий Белоусов
Дата написания: октябрь-ноябрь 2015г.
url-адрес: http://rus-imperia.ru/Rus_300spartanzev.htm
Список: 100 книг по русской истории

Вступление от rus-imperia.ru... "Это безумие! Нет - это 17-й русский егерский полк!"
(русский офицер на Кавказе)
  Многие уже знают, что нашу историю писали немцы в конце XVII-начале XVIII века - Герхард Миллер (1705-1782, уничтожение архивов и общий курс), Готлиб Байер (1694-1738гж, основатель норманизма), Август Людвиг Шлёцер (1735-1809гж, автор "норманской теории"), Иннокентий Гизель (1600-1683гж, автор учебника "Синопсис"), а популяризировал все это писатель Николай Карамзин. При этом принцип исключения многих героических страниц древности сохранился на все время и "немецко-романовского ига" (князь Николай Сергеевич Трубецкой, 1890-1938гж), и советского времени. Т.е. ни в учебниках, ни на телевидении нет не только страниц древности, но и многих героев XIX века. Одной из таких удаленных страниц истории является Карягинский рейд 1805 года. Или как 493 русских победили почти 50 тысяч персов. Это - русские 300 спартанцев. Либералы нам все время навязывают западную историю и западные мифы. Например, идет бесконечное повторение фильмов "300 спартанцев" (фильм 1962 года, комикс Фрэнка Миллера и Линн Варли 1998 года, фильм-ремейк 2007 года) по ТВ и игнорирование наших героев. Царь Леонид, битва при Фермопилах в 480 году до н.э., персидский царь Ксеркс. Но где русские герои? И кстати - греков было не триста. Был сводный контингент афинянских сил, а спартанцы (личная гвардия Леонида) - лишь ее небольшая часть. Геродот пишет о 400 фиванцев и 700 феспийцев. Отряд вначале состоял из 7.000 тяжело вооружённых греческих пехотинцев (гоплИтов) и 2.000 лучников, а к моменту последнего сражения у Леонида было около 5.000 воинов (по приказу спартанского царя на юг ушли около 2.000). Сколько было персов - точно неизвестно, но никак не 200 тысяч. Просто первым, кто описал эту битву, был спартанский поэт Симонид Кеосский, который постарался превознести до небес своих соотечественников. Так что история со спартанцами - очень и очень придумана. Но она единственная на Западе. А только в русской истории, героизм русского отряда Карягина - совсем не единичный случай. Напомню еще пять:
  • 17 июля 1774 года 150 егерей Московского легиона под командованием секунд-майора Николая Федоровича Колычева почти 6 часов не подпускала турецкий десант в 30 тысяч штыков под командованием Гаджи-Али-бея на Южный берег Крыма (в Алушту). Только израсходовав все боеприпасы, русские отступили в направлении на Ак-Мечеть (ныне Симферополь);
  • подвиг Брянского мушкетерского полка во время эпизода той же русско-турецкой войны (1768-1774гг). Ялтинский гарнизон насчитывал 222 человека, из тяжёлого вооружения они имели две пушки. Брянские мушкетеры построились в каре и ощетинившись штыками, бросились на прорыв турок. Из 222 русских мушкетеров погибло 205 человек.
Схема похода отряда Карягина

  • героическая оборона 62 казаков полусотни Андрея Гречишкина в сентябре 1829 года против многих сотен черкесского князя Джамбулата у песчаного брода станицы Тбилисской;
  • про героический бой сотни уральских казаков под командованием есаула В.Р.Серова против десятитысячного войска хана Муллы-Алимкула, под Иканом (20 верст от Туркестана) - 04-06 декабря 1864 года;
  • оборона Осовца (небольшой русской крепости в 23,5 км от тогдашней Восточной Пруссии) и "атаку мертвецов". Как немцы били-били артиллерией, а 06 августа 1915 года весь день травили наших солдат хлором (отравляющим газом). И пошли... Но из густо-зелёного хлорного тумана на них обрушилась... контратакующая русская пехота. 60 окровавленных бойцов (остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка) обратили в паническое бегство не менее семи тысяч (!) германских пехотинцев.
  Но вернемся к истории Кавказских войн и отряду Карягина в 1805-ом году. Этот невероятный поход полковника 17-го егерского полка Карягина против персов не похож на реальную военную историю. Перед вами - золотая страница русской истории, сочетающая бойню безумия с высочайшим тактическим мастерством, восхитительной хитростью и ошеломительной русской наглостью.

  Вся информация страницы разделена на части:

Владыка Картли-Кахетинского царства
Владыка Ираклий II, Картли-Кахети
   
Ага Мохаммед Шах Каджар, шах персов
  2. Обстановка на Кавказе в конце XVII века...
  В конце 1782 года царь Восточной Грузии (Картли-Кахети) Ираклий II, стремясь спасти Грузию от турецких и персидских набегов, обратился к императрице Екатерине II с просьбой принять его царство под покровительство России. 24 июля (03 августа) 1783 года в крепости Георгиевск был подписан трактат о переходе Картли-Кахети под покровительство России и отказе Грузии от самостоятельной внешней политики.
  В Иране в ходе кровавой междоусобной войны власть захватил Ага Мохаммед Шах Каджар (1741-1797гж, основатель династии Каджаров), прозванный Ахта-хан, то есть Скопец-хан. Он в юном возрасте был оскоплён, став евнухом. Эта физическая травма привела к деформации психики, сделала его человеком злобным и безжалостным. Но при этом он был талантливым полководцем. В 1785 году он захватил тогдашнюю столицу - город Исфахан (ныне третий по величине город Ирана, в 340 км к югу от Тегерана). Город подвергся страшному разгрому. Ага Мохаммед захватил ещё несколько важнейших городов и через некоторое время сделал город Тегеран столицей. Пример безжалостности: в 1794 году после пятимесячной осады был штурмом взят последний оплот Зендов - город Керман. По приказу шаха большинство его жителей было перебито, 20 тысяч мужчин ослеплено. В 1795 году Ага Мохаммед с 60-тысячной армией перешёл реку Аракс и вторгся в Закавказье. Страшному разгрому подверглись Карабахское, Шекинское и другие ханства. Ага-Мохаммед потребовал от владыки Картли-Кахетинского царства Ираклия II отказаться от союза с Россией и подчиниться Персии. В случае отказа угрожал сделать "...из крови российских и грузинских народов реку текущую".
  35 тысячная персидская армия во главе с шахом уже в начале сентября 1795 года была на подступах к Тбилиси. 11/24 сентября 1795г. на Крцанисском поле состоялась битва, одна из самых трагических для истории Грузии. Грузинский отряд дрался до последнего воина, почти все защитники столицы пали в этой битве. Императрица России Екатерина II (1729-1796гж, правила с 1762г.), как только получила известие о трагедии в Тифлисе (Тбилиси), отдала приказ помочь Ираклию II, как вассалу российского престола. Россия объявила Персии войну. По повелению российского правительства в Восточную Грузию и Дагестан (дагестанские правители, опасаясь вторжения персов, также попросили помощи) были направлены первые соединения: 3 батальона пехоты - около 3 тысяч штыков при 6 орудиях и около 1 тысячи конницы (в основном, это были казаки и калмыки).
  В 1796 году была сформирована Кавказская армия в составе трёх корпусов: Главного, Кавказского и корпуса генерал-поручика Булкакова. В армии было 21 тысяча человек, включая 9 тысяч конницы. Для боевых действий против Персии был направлен отдельный Каспийский экспедиционный корпус (около 13 тысяч человек) под началом графа Валериана Александровича Зубова (1771-1804гж, один из братьев Зубовых, в 25 лет был произведен в генерал-аншефы). В его состав входили Каспийская флотилия, дагестанский отряд генерала Савельева и русские войска в Грузии. Ближайшим помощником Зубова был князь Павел Дмитриевич Цицианов. Русские войска 10 мая 1796 года штурмом взяли Дербент, в июне - без боя заняли Баку. В середине ноября уже 35-тысячный русский корпус достиг района слияния рек Куры и Аракса, и был готов продолжать наступление вглубь Персии. Однако смерть Екатерины II в 1796 году перечеркнула все блестящие перспективы Второго Персидского похода.
  Интересно, что приказ о выводе войск из Закавказья император Павел I разослал напрямую командирам отдельных частей, а главнокомандующего и его штаб не поставил об этом в известность, оставляя их без защиты и обрекая таким образом на позорный плен. Катастрофы не произошло, поскольку атаман Платов с казаками, вопреки высочайшему повелению, остался охранять и самого Зубова, и русских генералов. За этот поступок Платов по возвращении в Россию был арестован и посажен в Петропавловскую крепость, где просидел целых три года. Вот так благодарили Романовы...
  В 1796 году - начале 1797 года Цицианов исполнял должность коменданта Бакинской крепости. Когда император Павел I (1754-1801гж, правил с 1796г) отозвал войска из Закавказья, Цицианов временно остался не у дел и вышел в отставку. В январе 1798 года на 78-м году жизни скончался грузинский царь Ираклий II. После смерти Ираклия трон перешел к его сыну, Георгию XII (1746-1800гж), который продолжил политику отца по сближению с Россией. Не имея сил бороться с Ираном и внутренними усобицами, Георгий XII попросил императора Павла I принять Грузию в подданство Российской империи. 22 декабря 1800 года Павел I подписал манифест о присоединении Картли-Кахетинского царства к России.


Князь Павел Дмитриевич Цицианов
   
Последний царь Картли-Кахетии Георгий XII

 

... вернуться на главную ...

3. Биография Карягина...
  Павел Михайлович Карягин родился в 1752 году (ошибки фамилии в статьях исследователей - Корягин, Корякин), начал свою службу 15 апреля 1773 года рядовым в Бутырском пехотном полку (Смоленская монетная рота) во время 1й турецкой войны 1773 года. 25 сентября 1775 года - сержант Воронежского пехотного полка, в 1781 году - прапорщик, с 1783 года - подпоручик Белорусского егерского батальона (1-й батальон Кавказского егерского корпуса). И первые дела, в которых участвовал Карягин - были блистательные победы Румянцева-Задунайского. Блистательные победы Румянцева в эту кампанию вселили в Карягина веру в ту силу русского солдата и в себя самого, опираясь на которую он впоследствии никогда не считал врагов. Именно под впечатлением этих побед, Карягин впервые постиг великую тайну управлять в бою сердцами людей и почерпнул ту нравственную веру в русского человека и в себя самого, с которой впоследствии воевал.
  В 1778 году под командой Александра Васильевича Суворова получил боевое крещение в боях против крымских татар. Вместе с Бутырским полком Карягин поступил в 1786 году на формирование 4-го батальона Кубанского егерского корпуса. Отличился при штурме Анапы 22 июня 1791 года крепости Анапа, где командовал ротой 4-й батальона Кавказского егерского корпуса, был ранен пулей в руку и получил чин майора. Принимал участие в многочисленных походах против горцев и дослужившись до полковника, 20 августа 1800 года Карягин был назначен командиром 17-го егерского полка, сформированного из 5-го батальона Кубанского егерского корпуса.
  Когда Бутырский полк был двинут на Кубань, Карягин уже не выходил уже из боев и из-под огня неприятеля. Был начальником обороны Памбака в 1802 году, короткое время - шефом 15-го егерским полка. 14 мая 1803 года (после смерти генерала Лазарева), он был назначен шефом 17-го егерского полка, расположенного в Грузии. Именно с солдатами этого полка Карягин принял участие в кампаниях против персов. А за взятие крепости Ганжи в 1804 году, он получил орден Святого Георгия 4-ой степени.

   


... на главную сайта...     |     ... к началу ...
  "И воспою тот славный час,
Когда, почуя бой кровавый,
На негодующий Кавказ
Подъялся наш орел двуглавый,
Когда на Тереке седом
Впервые грянул битвы гром
И грохот русских барабанов,
И в сече, с дерзостным селом
Явился пылкий Цицианов...

А.С.Пушкин, "Кавказский пленник"

4. Начало войны на Кавказе в начале XVIII века
  Император Александр I (1777-1825гж, старший сын Павла I) подтвердил решение убитого отца 12 сентября 1801 года, издав соответствующий манифест о создании на территории Картли-Кахетинское царства Грузинской губернии. Т.е. восточная Грузия стала частью Российской империи. Во втором своем манифесте о Грузии, Александр I сообщил о лишении прав всех царствующих ранее династий на грузинский трон.
  Назначенный ранее правителем Грузии Кнорринг и российский полномочный министр при грузинском царе Коваленский были отозваны, а главнокомандующим в Восточную Грузию назначен генерал-лейтенант князь Павел Дмитриевич Цицианов (см. выше фото). 11 сентября 1802 года князь был назначен главнокомандующим русскими войсками на всем Кавказе (как на Северном, так и на Южном). Кроме того, он получил должности инспектора на Кавказской пограничной укрепленной линии, военного губернатора Астрахани и главнокомандующего в Грузии.
  Картли и Кахетия стали российской губернией, монархия в царствах была упразднена, а царская семья выслана в Воронеж. Но при этой высылке царица Мария Георгиевна убила русского генерала Лазарева, а царевич Александр Ираклиевич (который претендовал на грузинский престол), со своими соратниками сбежал к лезгинам. Впоследствии этот царевич стал ярым союзником Персии и три десятилетия наводил на "свою" Грузию персов.


Император Александр I (автор Анри Греведон)
   
Джавад-Хан Гянджинского ханства

  С начала 1803 года русские войска, при поддержке местных добровольческих формирований - т.н. кавказской милиции, стали подчинять Петербургу ханства, расположенные севернее реки Аракс. В 1803 году Россия присоединяет Мингрелию, тем самым граница России доходит до территории современного Азербайджана. Там находилось несколько ханств, самым большим из которых было Гянджинское со столицей в городе Гянджа. При СССР это город Кировабад, а сегодня Гянджа - это второй по площади и третий по населению город Азербайджана. Правителем Гянджинского ханства был хитрый и подлый Джавад-хан (1748-1804гж, правил с 1786г), которого нынче восхваляют как пример неподчинения русским оккупантам (Фонд Гейдара Алиева построил Мавзолей Джавад-хана во дворе Джума мечети; в Гяндже и в Баку имеются улицы, носящие его имя). Ещё в 1796 году, во время Персидского похода Валериана Зубова, Джавад-хан добровольно принёс клятву верности (присягнул императрице Екатерине II). Когда русские войска ушли, он сразу отказался от этой клятвы и стал содействовать персидским отрядам во время нападений на грузинские земли, не забывая и про свою долю в военной добыче. 03 января 1804 года (в 5 часов 30 мин) российская армия начинает штурм Гянджинской крепости. Этот знаменитый штурм отображен на картине русского художника Адольфа Иосифовича Шарлемань (1826-1901гж, "Взятие штурмом крепости Ганжи 3 января 1804 года" - см.ниже). Гянджа представляла собой мощную крепость, которую окружали двойные стены высотой 8 метров и усиленные 6 башнями. Второй штурмовой колонной командовал именно полковник Карягин. Подразделение Карягина должно было только имитировать атаку, чтобы отвлечь внимание противника от главного нападения. Но атака основных сил захлебнулась, и вот тогда Карягин с бойцами забрались на стены крепости там, где их никто не ждал, пробились вниз, к воротам и открыли их изнутри. Первым взобрался на каменную стену майор Лисаневич. Во время кровопролитного штурма именно Лисаневич зарубил Джавад-хана (был убит вместе со своим сыном). Цицианов своей волей переименовал Гянджу в Елизаветполь (в честь императрицы Елизаветы). Майор Лисаневич и полковник Карягин были отмечены орденами Святого Георгия 4-й степени. В наградном документе Карягина написано "За отличное мужество, оказанное при штурме крепости Ганжа, где командуя колонною примером храбрости своей поощрял к неустрашимости подчиненных".


17й егерский полк штурмует крепость

  10 июня 1804 года шейх Персии объявляет войну Российской Империи, которая длилась долгих 9 лет. Первая серьезное сражение с персами состоялось всего через 10 дней после начала войны. 20 июня 1804 года состоялась битва под Эриванью (ныне - столица Ереван). Российская армия под командованием князя Цицианова полностью разгромила противника, что открывало путь вглубь Ирана. 17 июля персидская армия провела контрнаступление, отодвинув российские войска все к той же крепости Эриван. Однако уже 20 июля русские войска перешли в наступление, вновь заставив персов отступать.
  Одновременно всё лето шли переговоры с Ширванским ханством, но они не принесли успеха. Ширванский Мустафа-хан лавировал между Россией и Персией. 30 ноября 1805 года отряд Цицианова форсировал реку Куру и вторгся в Ширван. И 27 декабря Мустафа-хан был вынужден подписать договор о переходе в подданство России.
  В конце 1804 года император России Александр I принял решение не спешить в военных действиях с Персией, а заняться присоединением к России других ханств на территории Азербайджана. В январе 1805 года князь Цицианов, воспользовавшись неурядицами в Эриванском ханстве, послал войска под командованием генерал-майора Петра Несветаева, которые присоединили к России Шурагельский султанат (область Ширак). Шурагельская область была важна в стратегическом отношении, т.к. прикрывала Грузию со стороны Эриванского ханства и турецких крепостей Карс и Ардаган. Ещё одним территорией, которое присоединилось к России, стало Шекинское ханство. Просто с конца XVIII столетия в связи с угрозой персидского завоевания шекинские ханы искали покровительства России. И 20 мая 1805 года Селим-хан Шекинский (женатый на дочери карабахского правителя), принял подданство России.


Карта Закавказья начало XIX века

  Гянджинское ханство, как и территория всего современного Азербайджана, входила в сферу интересов Персидской империи. Взятие крепости Гянджа существенно нарушало планы Персии, поэтому она начала искать союзников для войны с Россией. В результате новый шах Персии Фетх-Али (1772-1834гж, Баба-хан, правил с 1797г) подписал договор с Великобританией и сформировался союз между Персией, Османской империей и Гянджинским ханством. Активное покровительство этому союзу оказывала Англия. А Российская Империя в русско-персидскую войну 1804-1813 годов входила и без союзников, и одновременно воевала с Францией в составе Третьей коалиции, причем воевала неудачно. Вспомните - у Франции был гений Наполеона, а наши горе-союзники это австрийцы (воинской славой никогда не блиставшие) и хитрые британцы (никогда не имевшие хорошей наземной армии). Обратите внимание, что Великобритания всячески пакостила нам на Кавказе, будучи союзницей (!). И австрийцы, и англичане вели себя подло и на европейском военном театре даже славный Кутузов никак не мог спасти ситуацию. Тем временем персидский Фетх Али-шах, с удовольствием читавший доклады о европейских поражениях России, стремился вернуть утраченное влияние Тегерана после прихода русских на Кавказ. Толчком к войне послужило взятие Гянджи войсками князя Цицианова.
  Фетх Али-шах вновь пошел на Россию, надеясь рассчитаться за поражения предыдущего, 1804 года. Момент был выбран крайне удачно - из-за войны с Францией Петербург не мог увеличить численность войск на юге, не мог прислать на Кавказ ни одного лишнего солдата. К маю 1805 в составе Кавказского корпуса было ~6.000 пехоты и 1.400 кавалерии. Всего! Причем русские войска были разбросаны на огромной территории. А из-за болезней и плохого питания в русских полках был огромный некомплект, например по спискам в 17-м егерском полку числилось в трех батальонах 991 рядовой, на деле в строю был 201 человек.


Шах Персии Фетх-Али (Баба-хан)
   
Первый визирь Молла Панах Вагиф, поэт


... на главную сайта...     |     ... к началу ...

5. Карабахское ханство
  После возвращения из Эриванского похода 1804 года кавказский наместник князь Цицианов начал переговоры с правителем Карабахского (Карабагского) ханства Ибрагим Халил-ханом (Ибрагим-хан, сын Панах Али-хана, правил с 1759г). Карабахский хан старался править самостоятельно, не подчиняясь ни Ирану, ни Османской империи, но внешнеполитическая обстановка вынуждала его попросить покровительства у одной из великих держав. Выбор был сделан в пользу Российской империи. Ещё в 1783-1784 годах карабахский правитель вёл тайные переговоры о принятии своего владения в российское подданство. В конце июля 1795 года 85-тысячная армия Ага-Мухаммед шаха Каджара осадила крепость Шушу, чтобы привести в покорность Ибрагим-хана, который отказывался признавать власть персидского шаха. Осада крепости длилась 33 дня, однако благодаря самоотверженным действиям защитников крепости, которыми руководили сам Ибрагим-хан и его визирь известный поэт Молла Панах Вагиф, Ага Мохаммед Шах Каджару не удалось взять крепость. Персы были вынуждены снять осаду. В 1797 году Ага Мохаммед-шах вновь вторгся в Карабахское ханство, в котором свирепствовали голод и чума. Ибрагим-хан бежал в Дагестан. Однако занявший Шушу Ага-Мухаммед шах был вскоре убит собственными слугами и оставшаяся без предводителя персидская армия покинула Карабах. В 1797-1799 годах под угрозой поглощения Персидской империей карабахский хан вновь обращался к Петербургу с просьбой о покровительстве.
  Как только слух о переговорах правителя Карабаха с Россией достиг Тегерана, персидский правитель Фетх Али-шах, опасаясь потери ещё одного владения в Закавказье, которое он считал своим, послал войска в Карабах. Одновременно персидский шах давал владетелю Карабага щедрые обещания. Но 80-летний Ибрагим-хан человеком был опытным, умудренный долгой жизнью, наполненной кровавыми конфликтами, поэтому не поверил в эти обещания. Более того, карабахский хан вывел свои войска и наголову разбил при Дизане персидский отряд. Цицианов поздравил Ибрагим-хана с победой и поспешил с заключением договора, т.к. ожидалось появление весной ещё более сильной персидской армии. В местечке Кюрекчай недалеко от Гянджи, в мае было подписано Кюрекчайское соглашение о добровольном вхождении в состав России. Согласно соглашение "Его императорское величество, приемля с благоволением признание верховной и единственной власти его над владениями Ибраим-хана Шушинского и Карабагского, обещает именем своим и преемников своих, 1-е, народы тех владений почитать яко своих верноподданных, не различая нимало с населяющими обширную Российскую империю; 2-е, высокостепенного Ибраим-хана и его дому наследников и потомков сохранять беспеременно на ханстве Шушинском". Кавказский наместник принял присягу карабахского хана на верность государю России. Ибрагим обязался выплачивать ежегодную дань в 8 тысяч червонцев и послать двух сыновей заложниками в Тифлис. Хану была дарована драгоценная сабля, знамя с российским гербом, обещаны неприкосновенность прав и сохранение его владений.
  Важным военно-стратегическим последствием этого соглашения было размещение в Шуше русского гарнизона. Мощная и довольно большая крепость Шуша, столица ханства (ныне - город в Нагорном Карабахе), располагалась в 80 верстах от персидской границы, проходящей по реке Аракс. Поэтому эта крепость могла сыграть роль плацдарма для ведения военных действий против собственно Персии. В крепости Шуша расположили батальон русских войск, который был обязан содержать правитель Карабаха. Русский гарнизон состоял из 6-и рот 17-го егерского полка при 3 орудиях под началом майора Дмитрия Лисаневича. Дмитрий Тихонович происходил из бедной дворянской семьи Воронежской губернии. Службу начинал как и Карягин - рядовым в Кубанском егерском корпусе; во время Персидского похода графа Зубова отличился и был произведен в офицеры. Лисаневич был зачислен в 17-й егерский полк, который перешёл в Грузию под начальство Цицианова. В 1803 году он был уже майором. Отличился при штурме Гянджи. Лисаневич хорошо изучил азербайджанский язык и приобрел на местного правителя такое влияние, что тот по его убеждению три раза отсылал обратно персидских послов, не слушая ни их угроз, ни щедрых обещаний. Карабахский хан даже выделил армию для войны с Персией.


Шушинская крепость


... на главную сайта...     |     ... к началу ...

6. Война в районе Карабаха
  Около границ Карабаха была сосредоточена большая 50-и тысячная персидская армия. Наследный принц Аббас-Мирза (1789-1833гж, второй сын Фетх Али-шаха Каджара), оставаясь в Тавризе (ныне - Тебриз), выдвинул на север два очень сильных авангарда: один в сторону Эривани, другой - к Худоферинскому мосту на реке Аракс.
  Положение русского главнокомандующего Цицианова было весьма тяжелым. Он не знал, на каком направлении и какими силами нанесёт удар 50-и тысячная персидская армия. Персы на любом направлении могли подавить незначительные русские отряды. Князь на всем Закавказье имел всего ~7 тысяч солдат. Если бы на одном месте удалось сосредоточить основные силы, то Цицианов, при несомненном боевом превосходстве и умении русских войск, не сомневался в победе. Поэтому Лисаневич получил приказ действовать в Карабаге решительно и самому атаковать противника.
  Военная кампания началась с того, что персы перешли реку Аракс у худоферинской переправы. 08 июня 1805 года 10-и тысячный персидский корпус под командованием сардара Пир-Кули-хана (правая рука 16-летнего наследного принца) форсировал реку Аракс в нескольких местах. Персы обошли Худоферинский мост, где стоял русский заслон из солдат 17-го Егерского полка. Отряд Лисаневича сделал быстрый марш-бросок и в упорном бою разбил передовые силы противника. Персов изгнали обратно за реку Аракс. Однако известие о смуте в Шуше вынудило русский отряд возвратиться в крепость. В результате войска Дмитрия Лисаневича оказались в полном окружении в городе Шуша, а персы начали разорять область. Их передовые отряды вошли в крепость Аскеран (Аскаран) и готовились к вторжению в Елизаветпольский округ (бывшее Гянджинское ханство).
  Только во второй декаде июня 1805 года Цицианову доложили, что на территорию Карабаха зашла армия наследника престола Персии Аббаса-Мирзы, в ней - минимум 20 тысяч. Поэтому узнав из следующего донесения, что на город Шушу, где находился майор Лисаневич с 6 ротами егерей, идет до 40 тысяч персидского войска под командованием принца Аббас-Мирзы, князь Цицианов выслал из Елизаветполя всю подмогу, которую только мог выслать - другой батальон под командой шефа того же полка, полковника Карягина, человека, закаленного в битвах с горцами и персами. Было направлено подкрепление в составе: батальон 17-го егерского полка под началом майора Котляревского и рота Тифлисского полка. Всего 493 солдата и офицера при двух орудиях, плюс русская храбрость и воинской дух. Если бы им удалось соединиться, сила обоих отрядов вместе не превышала бы девятисот человек, но Цицианов хорошо знал дух кавказских войск, знал их предводителей и был спокоен за последствия. Отряд Карягина выступил из Елизаветполя 21 июня 1805 года, но не успел дойти до Шуши - персы перехватили наших по дороге.


Князь Павел Дмитриевич Цицианов
   
Аббас-Мирза, наследный принц Персии


... на главную сайта...     |     ... к началу ...

7. Первый день боев...
  24 июня, через три дня, подходя к Шах-Булаху, Карягин увидел передовые войска персидской армии, под начальством того самого сардара Пир-Кули-хана. В передовых отрядах было около 3-4 тысяч персов. Ничуть не растерявшись (в то время на Кавказе сражения с менее чем десятикратным превосходством противника не считались за сражения и официально проходили в рапортах как "учения в условиях, приближенных к боевым"), Карягин построил свой отряд в каре и целый день не только отражал бесплодные атаки персидской кавалерии (пока от персов не остались одни трупы), но и продолжал идти своим путем, отражая атаку за атакой. Свыше 3.000 конников налетали на горсточку русских то с одной стороны, то с другой. Но эта горсточка - регулярное русское войско! Эта горсточка после нескольких команд - уже идет в строю каре, четырехугольником, встречая врага залпами, откуда бы тот ни появился. "Плюясь" (как сетовали во времена Суворова турки) огнем, идут "неприступные движущиеся стены" (а это уже выражение персов). Верх у этих живых стен черный (это цилиндрические шляпы и шапки). Низ - белый (летние панталоны). Середка - цветная. У трех стен - светло-зеленая, с линией фиолетовых воротников. Это русские егеря 17-го полка. У четвертой стены - темно-зеленая, с линиями синих воротников и светло-малиновых погон. Это тифлиская рота капитана Татаринцова. После его ранения этим фасом каре командует егерь, поручик Рафаил Егулов.


  У персов - фитильные ружья образца XVI века. Поэтому по сторонам русского каре идут цепочки егерей с нарезными штуцерами. С дальних дистанций они бьют врага на выбор, сами оставаясь неуязвимыми. Левую цепь вел подпоручик князь Семен Туманов 1-й (Симеон Туманишвили). Правую - поручик Емельян Лисенко. Время от времени высылаются новые партии штуцерных; их возглавляют капитаны Алексей Клюкин и Иван Парфёнов и поручик Яков Кулябка 2-й. Трижды Карягин высылает часть егерей очистить командующие над дорогой высоты. Эту горсть стрелков в рассыпном строю ведет на азиатские толпы будущий "кавказский Суворов" - майор Петр Котляревский. С приказаниями ему и с донесениями от Карягина скачет поручик Матвей Павленко.
  Так, с боем, русский отряд движется еще шесть часов - прошли 14 верст. Но сначала к месту боя подтянулся весь персидский авангард - "скромные" 10.000 человек. А под вечер вдали показались главные силы персидской армии, еще до 20 тысяч, предводимые Аббас-Мирзой, наследником персидского царства. Продолжать дальнейшее движение русскому отряду стало невозможным, и Карягин, осмотревшись кругом, выбрал место, удобное для обороны. Русские герои расположились лагерем на высоком кургане (холме) урочища Кара-Агач-БаБа у реки Аскаран, посреди обнесенного рвом мусульманского кладбища. На холмистой площади были разбросаны многочисленные надгробные камни и постройки (гюмбет или дарбаз), представлявшие некоторую защиту от выстрелов. Сам лагерь был сделан укрепленным - так называемым вагенбургом или по-русски - "гуляй-городом". "Гуляй-город" - обычная защита русской пехоты от атак кавалерии (см. статью "Битва при Молодях"). Это когда линия обороны выстраивается из обозных повозок, называемых крепостями на колесах. Суть проста - на обычную крестьянскую четырехколесную телегу ставили крепкую деревянную стену с бойницами с одной стороны, и сходнями - с другой. В самой телеге размещались воины с различным вооружением. При этом телеги соединялись крепкими цепями и их невозможно было растащить. Это было и удобно, ведь учитывая кавказское бездорожье и отсутствовавшую сеть снабжения, войскам приходилось везти с собой значительные запасы.


  В 18.00 персы начали штурмовать русский лагерь, их ожесточенные приступы следовали один за другим без перерыва до самого наступления ночи, после чего нападавшие сделали вынужденный перерыв на расчистку груд персидских тел, трехкратное омовение и похороны. Потери персов были громадны. Увы, были потери и со стороны русских. Карягин удержался на кладбище, но это стоило ему 197 человек, то есть почти половины отряда.

  Шуша всего в 25 верстах, и Карягин уверен, что пробился бы туда. Но перебито много лошадей, их не хватит для перевозки раненых, а раненых - уже треть отряда. Из рапорта Карягина от 26 июня 1805 года Цицианову, цитаты: "майор Котляревский три раза был командирован мною для прогнания бывшего впереди и занимавшего возвышенные места неприятеля, прогнал сильные толпы его с храбростью. Капитан Парфенов, капитан Клюкин во всем сражении в разных случаях были посылаемы мною с штуцерниками и поражали неприятеля с неустрашимостью... Пренебрегая многочисленностью персиян, я проложил бы себе дорогу штаками в Шушу, но великое число раненых людей, коих поднять не имею средств, делает невозможным всякую попытку двинуться с занятого мной места". И полковник решает держаться на кладбище, пока из Шуши не подойдет майор Лисаневич с его шестью ротами.
  Кладбищенский ров дополняют земляным валом. Но вал не спасает от зноя, жажды и артиллерийских ядер малокалиберных пушек - фальконетов. Аббас-Мирза ясно увидел, во что ему обойдется новая атака русской позиции, и потому, не желая напрасно тратить людей, персы установили на высотах над самой рекой четыре фальконетные батареи. Еще и персы, желая ускорить развязку, отвели у осажденных воду. Фальконеты день и ночь начали обстреливать наш "Гуляй-город", стремясь не дать нашим солдатам добраться до единственного ручья и пополнить запасы воды. С этого времени положение отряда становится невыносимым, и потери быстро начинают увеличиваться. По воспоминаниям одного из участников боя: Положение наше было весьма и весьма незавидное и становилось час от часу хуже. Нестерпимый зной истощал наши силы, жажда нас мучила, а выстрелы с неприятельских батарей не умолкали...". Сам Карягин, контуженный уже три раза, легкораненный в грудь и в голову, был еще и ранен пулей в бок навылет. Большинство офицеров также выбыло из строя, а солдат, годных к бою, не осталось и ста пятидесяти. Если прибавить к этому мучения жажды, нестерпимый зной, тревожные и бессонные ночи, то почти непонятным становится грозное упорство, с которым солдаты не только бесповоротно переносили невероятные лишения, но находили еще в себе достаточно сил, чтобы делать вылазки и бить персов.

  Поздно вечером 26 июня (в ночь на 27 июня) Карягин организует вылазку под командой поручика Клюкина и подпоручика князя Туманова (по другой информации - еще и поручика Ладинского). История сохранила команду капитана Клюкина: "Рота, слушай команду: крестись, вперед, с Богом!". А ведь этот капитан еще год назад служил в гарнизонном батальоне в глубине России и не имел боевого опыта. Сам Ладинский рассказывал: "Я не могу без душевного умиления вспомнить, что за чудесные русские молодцы были солдаты в нашем отряде. Поощрять и возбуждать их храбрость не было мне нужды. Вся моя речь к ним состояла из нескольких слов: Пойдем, ребята, с Богом! Вспомним русскую пословицу, что двум смертям не бывать, а одной не миновать, а умереть же, сами знаете, лучше в бою, чем в госпитале. Все сняли шапки и перекрестились. Ночь была темная. Мы с быстротой молнии перебежали расстояние, отделявшее нас от реки, и, как львы, бросились на первую батарею. В одну минуту она была в наших руках. На второй персияне защищались с большим упорством, но были переколоты штыками, а с третьей и с четвертой все кинулись бежать в паническом страхе. Таким образом, менее чем в полчаса, мы кончили бой, не потеряв со своей стороны ни одного человека. Я разорил батарею, набрал воды и захватив пятнадцать фальконетов, присоединился к отряду".
  Итак, русские сделали вылазку и пробились к персидским батареям, а успех - превзошел самые смелые ожидания. Часть фальконетов - взорвали, сбросив остатки пушек в реку; причем по устным рассказам - с ехидными матерными надписями. Часть фальконетов - принесли с собой (пятнадцать штук).
  Карягин вышел благодарить храбрых егерей, но, не находя слов, закончил тем, что перецеловал их всех перед всем отрядом. К сожалению, поручик Ладинский, уцелевший на вражьих батареях при исполнении своего дерзкого подвига, на следующий же день был тяжело ранен персидской пулей в собственном лагере.


... на главную сайта...     |     ... к началу ...

8. Предательство на третий день боев...
  Пятнадцать персидских фальконетов положения не спасли. Необходимо напомнить, что ко второму дню в отряде полуживых осталось 350 человек, причем половина имели раны разной степени тяжести. Провоевав еще один день, Карягин понимает безвыходность положения - ведь он не сможет перебить всю персидскую армию. Опять же - зной, жажда, пули. И уже более 40.000 персов вокруг. Атаки персов велись в течении всего дня.
  Но Карягин сдаваться - не думал. Сначала Карягин рассчитывал на помощь со стороны карабагского хана, но скоро от этой надежды пришлось отказаться: узнали, что хан предал Россию и что сын его с карабагской конницей находится уже в персидском стане.
  Князь Цицианов тем временем пытался обратить карабагцев к исполнению обязательств, данных русскому государю и, притворяясь незнающим об измене, призвал в своей прокламации к карабагским армянам: "Неужели вы, армяне Карабага, доселе славившиеся своей храбростью, переменились, сделались женоподобными и похожими на других армян, занимающихся только торговыми промыслами... Опомнитесь! Вспомните прежнюю вашу храбрость, будьте готовы к победам и покажите, что вы и теперь те же храбрые карабагцы, как были прежде страхом для персидской конницы". Но все было тщетно, и Карягин оставался в том же тяжелом положении, без надежды получить помощь из Шушинской крепости.

  Четыре дня стояла горстка русских героев лицом к лицу со всей персидской армией, но на пятый день обнаружился недостаток в патронах и в продовольствии. Солдаты съели в этот день последние свои сухари, а офицеры давно уже питались травой и кореньями. В этой нужде Карягин решился отправить 40 человек на фуражировку в ближайшие селения, с тем, чтобы они добыли мяса, а если можно, и хлеба. Команда пошла под начальством офицера, не внушавшего к себе большого доверия. Это был иностранец неизвестно какой национальности, называвший себя русской фамилией Лисенков (вариант - Лысенко); он один из всего отряда очень тяготился своим положением.
  Ночь провели в тревожном ожидании, а к утру 28 числа явились из посланных 40 только шесть человек - с известием, что на них напали персы, что к врагу перебежал поручик Лисенков и еще шесть предателей, а остальные 28 солдат - изрублены. Впоследствии из просмотренной переписки в личных вещах Лисенкова оказалось, что он был французский шпион. Таким образом, наши потери от изменников и трусов начали превышать потери от неумелых персидских атак.
  Эта роковая неудача произвела удручающее впечатление на отряд, потерявший из небольшого числа оставшихся после защиты людей еще сразу столько молодцов; и ночью к персам перебежало еще 19 солдат. Но энергия Карягина не поколебалась. Собравшимся вокруг него солдатам он сказал "Что делать, братцы, - гореваньем беды не поправишь. Ложитесь-ка спать да помолитесь Богу, а ночью будет работа".


... на главную сайта...     |     ... к началу ...

9. Прорыв в Шах-Булах...
  Невозможность продержаться на этой позиции была для всех офицеров очевидна, особенно с тех пор как вышли сухари и патроны. На офицерском военном совете были обсуждены два варианта: 1. отряд остается здесь и все умирают, выполнив свой долг 2. отряд собирается, прорывает персидское кольцо окружения, после чего штурмует(!) близлежащую крепость и там отсиживается в ожидании выручки. Т.е. понимая всю тяжесть положения, и то, что переход товарищей к врагу создает нездоровые настроения среди солдат, полковник Карягин решает прорвать кольцо окружения, выйти к реке Шах-Булах и занять ближайшую небольшую крепость, стоящую на ее берегу. Предложение Карягина было принято единодушно, а армянин Юзбаш (местный житель Мелик Вани) вызвался быть проводником отряда.
  Обоз оставили на разграбление неприятелю, но зарыли в землю добытые с боя трофейные фальконеты (чтобы их не нашли персы). Ночью, помолившись Богу, зарядили картечью орудия и перерезав персидских часовых, взяли на носилки раненых и тихо, без шума, как говорится "стараясь не дышать", в самую полночь на 29 июня, выступили из "гуляй-города" в новый поход. Из-за недостатка лошадей егеря тащили орудия на лямках. Верхами ехали только три раненые офицера: Карягин, Котляревский и поручик Ладинский, да и то потому, что солдаты сами не допустили их спешиться, обещая на руках вытаскивать пушки, где это будет нужно. И тогда Карягин диктует очередной рапорт Цицианову: "Чтобы спасти людей и пушки... предпринял твердое решение пробиться с отважностию сквозь многочисленного неприятеля... в намерении взять на Шах-Булахе крепость". Конечно, в крепости обороняться легче. Но вдумайтесь - маленький отряд, находящийся на краю гибели, собирается атаковать! И если враг этого не ожидает - это уже залог успеха. Особенно если враг недисциплинирован и как все южные народы - эмоционален (и потому - подвержен панике).


Крепость Шах-Булах по Себеосу

  Пользуясь темнотой ночи и горными трущобами, Юзбаш некоторое время вел отряд совершенно скрытно, но все же один раз русские наткнулись на персидский разъезд. Впрочем, большая часть преследователей кинулась грабить пустой русский лагерь. Началась погоня, перестрелка, затем снова погоня и только непроглядная темень, буря, ловкость проводника и русская удача еще раз спасли отряд Карягина от возможного истребления. Наконец наши оторвались от персов в темном кавказском лесу и вышли к крепости. По приданиям, замок Шах-Булах был построен шахом Надиром, а свое название получил от протекавшего рядом ручья. Ранее эта горная крепость называлась Тигранакерт и была упомянута епископом и армянским историком VII века Себеосом (Sebeos, автор "Истории императора Иракла") в тексте про Пайтаракан. В замке находился небольшой персидский гарнизон в 150 человек под командованием Эмир-хана и Фиал-хана, предместья тоже занимали посты противника.
  Напомню, что шел уже четвертый (!) день беспрерывных боев, вылазок, штыковых атак и ночных исчезновений по лесам. Пользуясь тем, что в крепости не помышляя о близости русских, отряд сделал залп из орудий, разбил пушечным ядром железные ворота и, кинувшись на приступ, через десять минут овладел крепостью. Командир ее, Эмир-хан (родственник наследного персидского принца), был убит, и тело его осталось в руках русских. По устным рассказам, Карягин устало спросил у попытавшейся сражаться группы солдат персидского гарнизона: "Ребята, посмотрите на нас. Вы правда хотите сражаться?". Персы издевку поняли и гарнизон персов бежал из замка.
  В рапорте от 28 июня 1805 года Карягин сообщал: "крепость взята, неприятель прогнан из оной и из лесу с малой с нашей стороны потерею. С неприятельской же стороны убиты оба хана... Расположась в крепости, ожидаю повелений вашего сиятельства". К вечеру в строю было только 179 человек и 45 зарядов для пушек. Узнав об этом, князь Цицианов писал Карягину: "В отчаянии неслыханном прошу вас подкрепить солдат, а Бога прошу подкрепить Вас". Едва отгремели раскаты последних выстрелов и едва-едва русские успели починить ворота, как показались основные персидские силы, по пятам преследовавшая русский отряд. Принц Аббас-Мирза попытался с ходу выбить русских из укрепления, но его войска понесли потери и вынуждены были снова перейти к блокаде.


Современная крепость Тигранакерт (новодел на равнине)

Справка о крепости: крепость Шах-Булах - не сохранилась. Сегодня туристов, посещающих Нагорно-Карабахскую Республику обычно ведут в крепость Шахбулаг недалеко от города Мардакерт. В крепости ныне маленький Археологический музей Тигранакерта. А например в начале 90х был ресторан "Гала". Наивным туристам рассказывают, что Арцахский Тигранакерт - это один из четырёх древнеармянских городов, построенных Тиграном Великим в I веке до нашей эры. Экскурсоводы гордо фантазируют, что крепость построена в XVIII веке на месте Арцахского Тигранакерта. Это - ложь. Новый Шахбулаг - чисто новодел, развлекательный объект под старину, он даже внешне не выглядит каким то древним. Любой думающий человек поймет, что крепость - новодел. Карягинский настоящий Шах-Булах был в горах, а этот Шахбулаг - расположен в низине и не имел никакого важного стратегического значения. С горы Чабандаг по склону видно, кто в этой крепости что делает. Настоящий Тигранакерт, упомянутый Себеосом, должен был бы находится на 160-170 км западнее "обнаруженного", т.е. в Имишлинском районе республики. А конкретно здесь, на равнине, был источник (воды) и небольшая укрепленная застава, действительно построенные правителем Карабахского ханства Панах-Али ханом в 1751 году.
  В октябре 2007г. на сайте Национальной академии наук Азербайджана было размещено заявление (принятое на Ученом совете Института истории НАН), в котором были названы фальсификацией утверждения армянских историков об обнаружении, цитата "на части Агдамского района Азербайджана развалин столицы мифической "Великой Армении" города Тигранакерта... в процессе проведенных за более чем столетний период времени археологических раскопок на территории Гарабаха, ни в его нагорной, ни на равнинной частях не было обнаружено никаких древних армянских поселений, некрополей, крепостей и т.д.".


... на главную сайта...     |     ... к началу ...

10. Осада крепости Шах-Булах...
  Персидская армия блокировала крепость и отряд Карягина приготовился к непрерывному штурму. Но прошел час, другой томительного ожидания и - вместо штурмовых колонн, перед стенами замка появились персидские парламентеры. Принц Аббас-Мирза начал вести переговоры о сдаче Шах-Булаха. Кроме того, Аббас-Мирза обращался к великодушию Карягина и просил о выдаче тела убитого родственника.
  "С удовольствием исполню желание его высочества, - ответил Карягин, - но с тем, чтобы и нам были выданы все наши пленные солдаты, захваченные в экспедиции Лисенкова". По посланник персов отказал "Шах-Заде (наследник) это предвидел и поручил мне передать искреннее его сожаление. Русские солдаты все до последнего человека легли на месте сражения, а офицер на другой день умер от раны". Это была ложь; и прежде всего сам Лисенков, как было известно, находился в персидском лагере; тем не менее Карягин приказал выдать тело убитого хана и только прибавил: "Скажите принцу, что я ему верю, но что у нас есть старая пословица: "Кто солжет, тому да будет стыдно", наследник же обширной персидской монархии краснеть перед нами, конечно, не захочет".
  Тем переговоры и закончились. Персидская армия начала блокаду, рассчитывая голодом принудить Карягина сдаться. Аббас-Мирза даже не допуская мысли, чтобы такой малочисленный отряд мог продержаться более суток. Действительно, военная история почти НЕ имеет примеров, где отряд, окруженный во сто раз сильнейшим неприятелем, не принял бы почетной капитуляции.
  Из рапорта полковника Карягина князю Цицианову от 28 июня 1805 года: "Тифлисского мушкетерского полка подпоручик Жудковский, который несмотря на рану, вызвался охотником при взятии батарей и поступил как храбрый офицер, и 7-го артиллерийского полка подпоручик Гудим-Левкович, который, когда почти все канониры его были изранены, сам заряжал орудия и подбил лафет под неприятельскою пушкою".
  Карягин тянул время как мог. Мощные стены, хорошее вооружение, отсутствие у противника сильной артиллерии, позволяли русским егерям считать себя в относительной безопасности. Главной проблемой была угроза голода. Имевшиеся запасы продовольствия быстро заканчивались. После инвентаризации оставшегося в крепости персидского имущества выяснилось, что еды в крепости - нет. А ведь русский обоз с едой пришлось бросить во время прорыва из окружения, поэтому есть - нечего. Совсем нечего. Персидский принц даже разрешил отправить посланца к князю Цицианову и собирать продовольствие в местных селениях. С помощью командира местных добровольцев армянского мелика Аванеса удалось добыть немного продовольствия в окрестных армянских селениях (селения старались располагать в труднодоступных для врага местах), но это не спасало положения. Четыре дня питались осажденные травой и конским мясом, но наконец съедены были и эти скудные запасы. Русские егеря смогли добыть немного провианта - совершили ночную вылазку и вырезали вражеский дозор, уведя всех лошадей в крепость. Юзбаш ночью вышел из крепости и пробравшись в армянские аулы, через них известил Цицианова о положении отряда, сообщая о своем плачевном положении. "Если ваше сиятельство не поспешит на помощь,- писал при этом Карягин в донесении,- то отряд погибнет не от сдачи, к которой не приступлю, но от голода". Донесение это сильно встревожило князя Цицианова, не имевшего при себе ни войск, ни продовольствия, чтобы идти на выручку. "В отчаянии неслыханном, - писал он Карягину,- прошу вас подкрепить духом солдат, а Бога прошу подкрепить вас лично. Если чудесами Божьими вы получите облегчение как-нибудь от участи вашей, для меня страшной, то постарайтесь меня успокоить для того, что мое прискорбие превышает всякое воображение". Ведь главнокомандующий, находясь в г.Елизаветполе, по сути не имел войск, подкрепления к нему еще только шли из Тифлиса. Ответное письмо это было доставлено тем же Юзбашем, который благополучно возвратился в замок, принеся с собой и небольшое количество провизии. Карягин разделил этот запрос поровну между всеми чинами гарнизона, но его хватило только на сутки.
  Тогда Юзбаш стал отправляться уже не один, а с целыми командами, которые счастливо проводил по ночам мимо персидского лагеря. Однажды русская колонна наткнулась на конный неприятельский разъезд; но к счастью, густой туман позволил солдатам устроить засаду. Бесшумно набросились русские на персов и в несколько секунд истребили всех без выстрела, одними штыками. Чтобы скрыть следы этого побоища, они забрали лошадей с собой, кровь на земле засыпали, а убитых стащили в овраг, где закидали землей и кустарником. В персидском лагере так ничего и не узнали об участи погибшего разъезда. Несколько подобных вылазок позволили Карягину продержаться еще целую неделю без особенной крайности. Наконец Аббас-Мирза потерял всякое терпение и предложил Карягину за сдачу крепости большие награды и почести, если он согласится перейти в персидскую службу; он обещал, что никому из русских не будет нанесено ни малейшей обиды.
  Карягин решил применить военную хитрость и попросил для размышления 4 дня на размышление, но с тем, чтобы Аббас-Мирза во все эти дни снабжал русский отряд съестными припасами. Аббас-Мирза согласился, и русский отряд, исправно получая от персиян все необходимое, отдохнул и оправился. Между тем истек последний день перемирия, и к вечеру Аббас-Мирза прислал спросить Карягина о его решении. "Завтра утром пускай его высочество займет Шах-Булах", - ответил Карягин. И он сдержал свое слово русского офицера.


... на главную сайта...     |     ... к началу ...


Крепость Мухрат (развалины, гравюра)

11. Прорыв из крепости Шах-Булах...
  Карягин решил перебраться в другую крепость - Мухрат (см. гравюру ее остатков второй половины XIX века), которая по гористому местоположению и близости к Елизаветполю была удобнее для защиты. Вечером полковник Карягин вышел к войску: "Друзья, я знаю, что это не безумие, и вообще не что-то, для чего изобрели человеческие слова. Из и так немногих 493 человек нас осталось 175, практически все ранены, обезвожены, истощены, в предельной степени усталости. Еды нет. Обоза нет. Ядра и патроны кончаются. А кроме того, прямо перед нашими воротами сидит наследник персидского престола Аббас-Мирза, уже несколько раз попытавшийся взять нас штурмом. Слышите хохот его наложниц? Это он ждет, пока мы сдохнем, надеясь, что голод сделает то, что не смогли сделать 40.000 персов. Но мы не сдохнем. Вы не сдохнете! Я, полковник Карягин, запрещаю вам умирать. Я приказываю вам набраться всей наглости, которая у вас есть, потому что этой ночью мы покидаем крепость и прорываемся к еще одной крепости, которую снова возьмем штурмом, со всей персидской армией на плечах. Мы выступаем, как только достаточно стемнеет!".
  Есть народная байка, что на Небесах когда-то был ангел, отвечавший за мониторинг невозможности. 07 июля 1805 года, в 22 часа, когда Карягин выступил из крепости на штурм следующей, еще бОльшей крепости, этот ангел умер от охренения.
  Едва наступила ночь, как весь отряд, руководимый опять Юзбашем, вышел из Шах-Булаха. На стенах Шах-Булаха были выставлены часовые, которые всю ночь перекликались между собой, создавая ощущение, что русские еще в крепости. Окольными дорогами, по горам и чащам, отряду удалось обойти персидские посты так скрытно, что неприятель заметил обман Карягина только под утро, когда авангард Котляревского, составленный исключительно из одних раненых солдат и офицеров, уже был в Мухрате, а сам Карягин с остальными людьми и с пушками успел миновать опасные горные ущелья. Подчеркну - с пушками, с подводами раненых, это была не прогулка, а длинный и тяжелый путь. Карягин выскользнул из крепости как ночной призрак - и поэтому даже солдаты, оставшиеся перекликаться на стенах, сумели уйти от персов и догнать отряд, хотя уже приготовились умереть, понимая абсолютную самоубийственность своей задачи. И все это не выдуманный голливудский боевик со Шварцнеггером, это - реальная русская история, и ее главные герои - русские солдаты.
  Если бы Карягин и его солдаты не были проникнуты поистине геройским духом, то, кажется, одних трудностей местности было бы достаточно, чтобы сделать совершенно невозможным все предприятие. Важно понимать, что к 7 июля отряд беспрерывно сражался вот уже 13-й день и был не в состоянии выдуманных телевизионных "терминаторов", а в состоянии "предельно отчаянные русские люди на одной лишь злости и силе духа" движутся в этом безумном, невозможном, невероятном, немыслимом походе.


... на главную сайта...     |     ... к началу ...

12. Ров и пушки...
  Бесшумно продвигавшийся сквозь горы, тьму, морок, боль, голод и жажду отряд русских... то ли солдат, то ли уже призраков, то ли святых войны уткнулся в глубокий горный ров, через который нельзя было перетащить пушки. И обойти ров никак - горы. А без пушек штурм второй, еще лучше укрепленной крепости Мухрат, не имел ни смысла, ни шансов. Поэтому перед рвом все остановились в недоумении. Леса, чтобы заполнить ров, рядом не было, не было и времени искать лес - персы могли настигнуть в любую минуту. Но находчивость русского солдата и безграничное его самопожертвование выручили и из этой беды.
  Батальонный запевала Гаврила Сидоров крикнул "Ребята! Чего же стоять и задумываться? Стоя города не возьмешь, лучше послушайте, что я скажу вам: у нашего брата пушка - барыня, а барыне надо помочь; так перекатим-ка ее на ружьях". Четыре русских солдата-добровольца (один из них был Сидоров, имена остальных героев к сожалению неизвестны) - молча спрыгнули в ров. Спрыгнули и встали, положив сверху ружья - импровизированный мост был готов. Встали как бревна моста! Без бравады, без разговоров, без понтов. Тяжеленные чугунные пушки весом по несколько тонн перетащили на другую сторону прямо по ним, по телам солдат, под их стоны, скрежет зубов и хруст костей. Из рва поднялись только двое. Молча. Сам Гаврила это испытание не пережил, был раздавлен колесами пушки - погиб от полученной черепной травмы. Ценой своей жизни дали добровольцы возможность продолжить сопротивление и сохранить жизни другим бойцам отряда. По мотивам этой трагической и страшной истории русский художник-панорамист Франц Алексеевич Рубо (1856-1928гж, эмигрант) написал картину "Живой мост":


  Как ни торопился отряд с отступлением, однако же солдаты успели вырыть глубокую могилу, в которую офицеры на руках опустили тела погибших сослуживцев. Сам Карягин после короткой молитвы благословил этот последний приют почивших героев "Прощайте! Прощайте, истинно православные русские люди, верные царские слуги! Да будет вам вечная память!" и поклонился ему до земли. "Молите, братцы, Бога за нас", - говорили солдаты, крестясь и разбирая ружья.


... на главную сайта...     |     ... к началу ...

13. Защита пушек...
  08 июля 1805 года отряд вошел в Касапет, впервые за долгие дни воины спокойно поели-попили. Отсюда Карягин отправил вперед подводы с ранеными под командой Котляревского, а сам двинулся за ними двинулся дальше, к крепости Мухрат. За три версты от нее отряд в чуть больше сотни человек атаковали несколько тысяч персидских всадников, сумевшие пробиться к пушкам и захватить их. Как вспоминали чудом выжившие персы - зря напали. Все солдаты помнили, КАКОЙ ценой им достались эти пушки. Как вспоминал один из офицеров: "но лишь только Котляревский успел от нас отдалиться, как мы жестоко были атакованы несколькими тысячами персиян, и натиск их был так силен и внезапен, что они успели захватить обе наши пушки. Это уже совсем не штука. Карягин закричал: "Ребята, вперед, вперед спасайте пушки!" Все бросились как львы, и тотчас штыки наши открыли дорогу". Завязалась такая жаркая схватка, что русские орудия несколько раз переходили из рук в руки... На лафеты брызнула персидская кровь, и брызгало, и лилась, и заливало лафеты, и землю вокруг лафетов, и подводы, и мундиры, и ружья, и сабли, и лилась, и лилась, и лилась до тех пор, пока персы в страшной панике не разбежались, так и не сумев сломить сопротивление сотни русских. К счастью, Мухрат уже был близко, и Карягин ночью успел отступить к нему с небольшой потерей.
  Крепость Мухрат взяли легко, а на следующий день, 9-го июля 1805 года, князь Цицианов, получил от Карягина рапорт: "Мы все еще живы и три последние недели заставляем гоняться за нами половину персидской армии... Теперь я от атак Баба-хана совершенно безопасен по причине того, что здесь местоположение не дозволяет ему быть с многочисленными войсками".
  В то же самое время Карягин отправил письмо к Аббас-Мирзе в ответ на предложение его перейти в персидскую службу. "В письме своем изволите говорить, - писал ему Карягин,- что родитель ваш имеет ко мне милость; а я вас имею честь уведомить, что, воюя с неприятелем, милости не ищут, кроме изменников; а я, поседевший под ружьем, за счастье сочту пролить мою кровь на службе Его Императорского Величества".


... на главную сайта...     |     ... к началу ...

14. Окончание компании...
  Мужество полковника Карягина принесло громадные плоды. Задержав персов в Карабаге, русский отряд спас Грузию от наводнения ее персидскими полчищами и дало возможность князю Цицианову собрать войска, рассеянные по границам. В это же время к Елизаветполю подошли подкрепления из Тифлиса, и князь 11 июля начал наступление на Карабах. Цицианов смог собрать 2.300 солдат войска при 10 орудиях.
  15 июля русский авангард из 4х батальонов переправился через реку Тер-Тер. Двухтысячный отряд персов попытался помешать переходу русских войск, но его атака была отражена сотней донских и линейных казаков под командование есаула Фролова. Персидская армия не приняла генерального сражения и отступила. Фетх Али-шах с остатками своей 40-тысячной армии ушел за р.Аракс. В Северном Азербайджане осталась только конница Аббас-Мирзы. Основные силы русских деблокировали и Шушу с отрядом Лисаневича и отряд Карягина.
  У Карягина наконец появилась возможность покинуть крепость Мухрат и отступить к селению Маздыгерт, где главнокомандующий принял его с чрезвычайными военными почестями. Все войска, одетые в парадную форму, были выстроены развернутым фронтом, и когда показались остатки храброго отряда, князь Цицианов сам командовал "На караул!". По рядам гремело "Ура!", барабаны били поход, знамена приклонялись перед героями...
  Вечером того же дня торжественной встречи, Карягин отвел геройские остатки своего батальона в Елизаветполь. Храбрый ветеран изнемогал от ран, полученных на Аскорани; но сознание долга в нем было так сильно, что, спустя несколько дней, когда Аббас-Мирза появился у Шамхора, он, пренебрегая болезнью, снова стоял уже лицом к лицу с неприятелем.

  Аббас-Мирза, узнав о том, что основные силы русских ушли из Елизаветполя, совершил обходной маневр и осадил город, два дня обстреливая его из фальконетов. В это же время к Елизаветполю подошли остатки многострадального отряда Карягина "на отдых и лечение". Аббас-Мирза отошел к Шамхору и планировал уже ударить по Тифлису, который также остался без гарнизона. 25 июля отряд Карягина из 600 бойцов (его пополнили из гарнизона), двинулся на врага.
  Но настичь конное войско принца помог случай. Из Тифлиса в Елизаветполь шел небольшой русский транспорт под прикрытием 300 солдат. Около Шамхора 27 июля караван столкнулся с персами Аббас-Мирзы (всадниками командовал Пир-Кули-хан). Горсть русских солдат и с ними грузинские погонщики, составив каре из своих повозок, отчаянно отбивались. Защищались, несмотря на то, что на каждого из них приходилось более ста врагов. Персы, обложив транспорт и громя его из орудий, требовали сдачи и угрожали в противном случае истребить всех до единого. Командир транспортной колонны, поручик Донцов, один из тех офицеров, имена которых дошли до нашей памяти, отвечал одно: "Умрем, а не сдадимся!". Но поручик Донцов, служивший душой обороны - погиб, второй офицер - прапорщик Платковский из-за своей горячности был схвачен в плен. Оставшись без командиров, солдаты держали оборону ещё целых 4 дня. Но и без начальников, и потеряв большую половину людей, солдаты уже стали колебаться.
  К счастью, в этот момент появляется Карягин, и картина боя мгновенно изменяется. Русский батальон с ходу, в штыки, стремительно ударил по вражескому лагерю наследного принца, ворвался в его окопы и овладел орудийной батареей. Не давая персам опомниться, солдаты поворачивают отбитые пушки на вражеский строй и открывают из них огонь. И главное - в персидских рядах быстро распространяется имя Карягин. Услышав это имя, все персы бросаются бежать в диком ужасе. В итоге вся вражеская конница обратилась в паническое бегство.
  Поражение персиян было так велико, что трофеями этой большой победы, одержанной горстью солдат над целой персидской армией, был весь неприятельский лагерь, вражеский обоз, несколько орудий, знамена и множество пленных, в числе которых был захвачен и раненый грузинский царевич Теймураз Ираклиевич, младший брат ставленника Персии - грузинского "царя" Александра. Аббас-Мирза бежал за реку Аракс.

  Таков был финал, блистательно закончивший персидскую кампанию 1805 года, начатую теми же лицами и почти при тех же условиях на берегу Аскорани. Кстати, это очередное опровержение русофобских бредней Запада о том, что русские всегда числом воевали. Это на самом деле не так. Мы даже Наполеона разбили при количественно меньшей армии.


... на главную сайта...     |     ... к началу ...


Памятник Сидорову в Манглисе Грузия

15. Награды и судьбы...
  Государь пожаловал Карягину золотую шпагу с надписью "За храбрость", майор Котляревский награжден орденом Святого Владимира 4-й степени, оставшиеся в живых офицеры орденами Святой Анны 3-й степени, солдаты - награды и жалованье. Подвиг рядового Гаврилы Сидорова в 1892 году, в год 250-летия полка был увековечен в памятнике, установленном в штаб-квартире 13-го лейб-гренадерского Эриванского полка в Манглисе, Грузия (ныне - посёлок городского типа в Тетрицкаройском районе).
  Не остался без награды и армянин Аванес Юзбаши (мелик Вани), он был произведен в прапорщики и получил золотую медаль, 200 рублей серебром пожизненной пенсии.


Орден Святого Владимира 4-й степени с мечами

  Увы, постоянные походы, раны и в особенности утомление в зимнюю кампанию 1806 года окончательно расстроили железное здоровье Карягина; он заболел лихорадкой, которая скоро развилась в желтую, гнилую горячку, и седьмого мая 1807 года героя не стало. Последней наградой его был орден св. Владимира 3-ей степени, полученный им за несколько дней до кончины.
  Историк Кавказской войны В.А.Потто писал: "Пораженное его богатырскими подвигами, боевое потомство придало личности Карягина величаво легендарный характер, создало из него любимейший тип в боевом Кавказском эпосе". В 1827 году село Карабулаг было переименовано в Карягино - в честь полковника Карягина (увы, в 1959 года советская власть переименовала город в Физули). Ныне это - г.Варанда Нагорно-Карабахской Республики.

  Судьбы героев сложились почти одинаково грустно... Через полгода, 08 февраля 1806 года, во время встречи с Бакинским ханом его брат Ибрагим-бек убил князя Цицианова и полковника Эристова. Голова российского генерала была отправлена шейху Персии как демонстрация преданности Бакинского ханства. Впоследствии, в том же 1806 году, Ибрагим-хан был убит русскими солдатами под предводительством подполковника Лисаневича.
  Майора Алексея Ивановича Клюкина в 1808-м уволят из-за ранений в отставку. Майора Рафаила Сергеевича Егулова в 1811-м уволят из-за ранений в отставку.
  Будущего генерал-лейтенанта Петра Степановича Котляревского - извлеченного из-под груды тел во взятой им крепости Ленкорань - в 1813-м уволят из-за ранений в отставку. И еще тридцать восемь лет, до самой смерти, он будет мучиться от болей в раздробленной челюсти.
  Майора Матвея Алексеевича Павленко в 1814-м уволят из-за ранений в отставку. Майора Якова Осиповича Кулябку в 1815-м уволят из-за ранений в отставку. Подполковника Ивана Ивановича Парфёнова похоронят в 1816-м.
  Полковника Петра Антоновича Ладинского в 1822-м уволят из-за болезни в отставку.
  17-й егерский и Тифлисский мушкетерский полки после ряда переименований станут в 1864 году 13м лейб-гренадерским Эриванским и 15м гренадерским Тифлисским. Вместе они выйдут и на Первую мировую войну.


... на главную сайта...     |     ... к началу ...

16. Вместо эпилога...
  Много лет пронеслось над безвременной могилой Карягина, но память об этом добром и симпатичном человеке, о патриоте России, все же хранится в нашей стране и передается из поколения в поколение. Да, сегодня не говорят о события тех дней, поскольку в горе-учебниках - только война с Наполеоном. Но именно в результате персидской войны Россия укрепила свои позиции в Азии, ослабив тем самым положение Персии и Турции, что было крайне важно.
  Ну а для нас сегодняшних, особенно для любителей лайков XXI века - это урок. Урок рва. Урок молчания. Урок хруста. Урок красного. И когда в следующий раз судьба от вас потребует сделать что-то во имя России и товарищей, и ваше сердце охватит апатия и мелкий гадкий западный страх типичного дитя эпохи купи-продай, страх действий, потрясений, борьбы, жизни, смерти, то вспомните этот ров. Вспомните Гаврилу Сидорова.


"Сигтуна. 1187 год"   |   "Битва при Молодях"   |   "Осада Благовещенска"

... вернуться на главную ...

 

Историк Василий Потто

17. Литература и первоисточники...

  • Потто Василий Александрович (1836-1911гж, генерал-лейтенант), "Подвиг полковника Карягина" ("Кавказская война въ отдельныхъ очеркахъ", 1887-1889, том 1 "От древнейших времён до Ермолова") + скачать-1, скачать-2
  • Записи Ивана Петровича Котляревского "Дневник" (о первых действиях русских войск, из журнала "Киевская Старина", 1901 год) + скачать
  • Бобровский П.О. "История 13-го Лейб-Гренадерского Эриванского Его Величества полка за 250 лет", Санкт-Петербург, 1893 год, том III.
  • Висковатов А. "Подвиги русских за Кавказом в 1805 году", Северная Пчела, 1845 год.
  • "Быт русского дворянина в разные эпохи его жизни" (Библиотека для чтения), СПб 1848 год, т.90.
  • "Лейб-эриванцы в Великой войне". Материалы для истории полка в обработке полковой исторической комиссии. Париж, 1959 год.


... на главную сайта...     |     ... к началу ...

 

Автор обзора: Дмитрий Белоусов, rus-imperia.ru
Дата © октябрь-ноябрь 2015г
LiveInternet